Что внутри, то и снаружи

Жидкая жидкая девушка, вода— Ты только не надевай сегодня пижамку, — сказала Марина с придыханием и слегка дрожащим голосом. Затем она прикусила нижнюю губку и перед зеркальцем на столике, принялась поправлять свои кроткие и совершенно черные, как ночь волосы.

За три года совместного проживания, Саша в деталях изучил этот жест и прекрасно знал, что за этим последует. А, кроме того, высокая всегда подтянутая, спортсменка Марина уже начала меняться и, не заметить это было невозможно. По мускулистому телу девушки пошли мягкие волны, Марина вся округлилась и, казалось, что она начала расплываться.

Саша всегда ждал этого момента с чувством волнения, некоторого страха и томного трепетного желания. Нет, это происходило не часто, но регулярно и как-то было связано с менструальным циклом и таинственным «лабораторным» рождением Марины, о чем она говорила, но как-то без сильного энтузиазма. Это же объясняло и то, что Марина была выше и гораздо сильнее большинства парней, не исключая из этого числа, конечно, и худенького, стройного Сашу, чьи пропорции напоминали скорее, хмм, девичьи.

— Конечно, — милая, прошептал Саша, — я уже готов. Ты же знаешь, я был уже и в ванной и принял душ…

Душ, это была еще одна тема, которую не стоило бы рассказывать немолодым уже Сашиным родителям. По сути дела душ включал в себя не только процедуру купания и, следующую за этим, обработку чистой кожи при помощи разнообразных кремов и масел, но и тщательную промывку тела изнутри. Да-да. В несколько заходов: сначала очищающих, затем восстанавливающих и ароматизирующих.

Именно такой душ и принял Саша. И теперь его нежная, розовая кожа была шелковистой, гладкой и, там где надо, безволосой, а сам он снаружи и изнутри ненавязчиво благоухал приятными цветочными ароматами. Единственный минус всей этой процедуры состоял в том, что юноша чувствовал себя немного опустошенным и слегка голодным. Ну, оно и понятно.

— Ну, же, ложись скорее, — в голосе Марины чувствовалось страстное нетерпение. Она уже погасила свет и тянула Сашу на кровать.

В полумраке Саша видел её округлые формы, тающую от вожделения мягкую плоть, ощущал на своей коже её горячее дыхание. Сопротивляться Марине было невозможно и юноша, отдавшись на волю своей сильной половины и, одновременно, такого слабого пола, поплыл по течению.

Он лег на спину и устроился поудобнее на подушке. Поднял и развел в стороны согнутые в коленях ноги. В темноте он почувствовал, как Марина приблизилась к нему, и юноша ощутил её теплые прикосновения на своей попке. Пальцы девушки заструились по его бедрам, коснулись промежности.

— Нет, нет, не вставай, — Саша услышал журчащий подобно ручью голос Марины, — не нужно, милый.

Её  пальчики обвили поднимающийся его член и наклонили его вбок. Потом натянув кожицу на головку члена, Марина чуть-чуть подождала, а когда первая волна возбуждения начала спадать, девушка направила Сашин член вниз, сгибая его, и как бы сворачивая улиткой. Преодолеть эрекцию Сашиного, честно скажем, небольшого члена было совсем не трудно, и Марина справилась с этим быстро и легко. Довольная собой, девушка прикоснулась к мягкому, безвольному отростку плоти своими мокрыми, горячими губами и с нежностью поцеловала его.

-Так лучше, милый, так лучше, — услышал Саша шепот ручья, — расслабься. Расслабься, милый, расслабься.

Марина плавными движениями уже переливалась к нему на живот, а он чувствовал какая она горячая, влажная и липкая. Саша не мог и не хотел вырваться из этого сладкого плена. Он не сопротивлялся Марине, нет, но и не помогал ей. А девушка, зная свою власть, не спеша скользнула вверх до Сашиного пупка и выше к груди.

Разливаясь по его телу, Марина обвила юношу и заключила его в свои тесные объятия. В тот же момент Саша ощутил усиливающееся давление на свою попку.

— Пусти, пусти меня, — голос Марины переливался волнами у самого его уха, — пусти, милый, пусти меня, пусти.

Эта мольба была лишь пустой формальностью, причудой его сильной подруги. Саша прикрыл глаза. Его сердце колотилось от волнения, и он чувствовал, как со лба по щеке что-то течет. То ли это был пот, то ли Марина.

А давление внизу все усиливалось. Саша простонал, почувствовав, как горячая плоть Марины прорывается внутрь, и быстро остывая там, разливается по его опустошенным внутренностям. Этот процесс не быстрый, он изнурительно жестокий и сладострастный одновременно и, в зависимости от настроения Марины он может длиться от получаса до самого утра.

В этот раз Марина была «голодна», она спешила, и поэтому Саша громко стонал и временами вскрикивал, когда девушка начинала пробираться внутрь чересчур быстро. Её резкие движения раздирали его анус, отдавались бурлящими волнами боли в кишечнике и заставляли юношу конвульсивно вздрагивать на мокрых простынях. А Марина проникала все глубже, полностью заполняя собой Сашу изнутри.

Через какое-то время этой сладкой пытки юноша отключился.

Очнулся Саша тогда, когда уже все было кончено. Он открыл глаза в темной, жаркой и очень липкой тесноте. Почувствовав, что акт закончился, он поднял руку и осторожно провел по своему растянутому, переполненному животику.

— Мариночка там, — подумал он с нежностью, — это она меня разбудила.

Это действительно была она. Получив то, что хотела, девушка отвечала благодарностью своему возлюбленному. Изнутри она осторожно, чтобы не причинить лишнюю боль своему молодому человеку, начала массировать Сашину простату. Осторожно, перекатывая мышцы то в одну сторону, то в другую она увеличивала давление, касалась её, ласкала и гладила. Юноша никак не мог остановить её или помешать ей, и Марина пользовалась этим. Быстро доведя Сашу до оргазма, она не остановилась на этом. Не прекращая своих игр, она сразу же заставила Сашу кончить снова. А потом еще раз. И еще.

Юноша истекал смазкой и спермой. Его мягкий член безвольно лежал на животе, продолжая исторгать из себя мутные потоки семени. Через какое-то время Марина почти полностью опорожнила яички своего парня, а чтобы они не пустовали она, как обычно, заполнила их собой.

В изнеможении Саша понял, что снова отключается. Его сознание заволакивала дымка. Уютная теплая слизь, сквозь которую чувствовалось биение сердца, обволакивала юношу с ног до головы, она убаюкивала его, лишая последних остатков воли. Хотелось, чтобы так было вечно, всегда.

— Мариночка тут, — подумал Саша, в полусне поглаживая рукой стенки трепещущего, живого кокона вокруг себя.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s