Консервация методом наслаждения. 6. Финальная стадия

ПасифаяВ конце недели, когда стало ясно, что послеоперационные швы затянулись, с Леночки сняли латексно-резиновый костюм, и приготовили её к перемещению в место постоянного обитания.

После усиленного промывания спермолочным коктейлем, тело девушки буквально сочилось наполнителем. Находясь в сексуальном бреду нереализованных фантазий, она нервно металась по своему ложу, стонала и пыталась мастурбировать. Не отдавая себе отчета, она беспрерывно теребила и терла свою ровную, как у пластмассовой куклы промежность. Тщетно, разумеется.

Также поступали и остальные шестеро подопытных экземпляров. Когда-то это были три девушки и три юноши. Сейчас, полностью лишенные волос и гендерных признаков, они выглядели практически одинаковыми бесполыми манекенами.

Когда консервационный контейнер был полностью залит наполнителем, стали выпускать туда подопечных. В сущности, им было уже всё равно, где находиться, лишь бы блаженство не прекращалось. Не переставая мастурбировать, они начали заглатывать спермолочный коктейль. Потом, когда в лёгких закончился воздух, они вдохнули жидкую смесь. Валюша заметила, что в критической ситуации, только лишь Леночка очнулась от наваждения. Она припала к стеклу с расширенными от ужаса глазами, а потом у неё начались конвульсии. Её тело с трудом приспосабливалось к дыханию наполнителем. Впрочем, через несколько секунд девушка успокоилась и впала в свое обычное состояние бесконечного сексуального забытья.

Девушке казалось, что она новая Пасифая. Запершись в фигуре коровы, она беспрерывно ублажала своего быка. И каков же это был бык! Огромный, с толстым как труба членом, истекающим смазкой и спермой. Совершая свои звериные фрикции, он практически разрывал маленькую Леночкину писечку и вгонял член настолько глубоко, что сминал матку. А в момент оргазма, животное выстреливало таким количеством спермы, что Леночка буквально купалась в её скользких потоках.

Леночка, вместе с остальными жертвами эксперимента выдерживалась в спермолочном коктейле в течение месяца. За это время манекены не только окончательно потеряли все свои культурные, человеческие черты, но и утратили значительную часть инстинктов. И, кстати, правильно говорила грудастая блондинка, в тот момент, когда Леночка подписывала бумаги: «С вами не сделают, ничего ТАКОГО,  что вам может не понравиться». Леночки всё нравилось, и она желала, чтобы так продолжалось вечно.

КОНЕЦ

Реклама

Консервация методом наслаждения. 4. Послеоперационный сон

Girl with octopusСон отступал медленно, унося с собой туманные образы гигантского осьминога, вооруженного не только четырьмя парами конечностей, но и несчетным количеством огромных, пульсирующих членов. Всё ещё ощущая у себя во рту толстый и упругий ствол то ли члена, то ли щупальца, Леночка простонала и с трудом разлепила веки. Чудовище, во сне казавшееся таким сексуально-привлекательным, вызвало, у проснувшейся Леночки, чувство омерзения.

Безжизненный свет медицинской палаты, белизна потолка и девственность пластиковой стены, не могли задержать взгляда. Голова болела, и пульсировало в висках. Во рту было гадко. Леночка снова простонала и попыталась сглотнуть. И не смогла, ощутив во рту присутствие чего-то чужеродного. Инстинктивно девушка потянулась к лицу, но у неё не получилось поднять привязанную руку. Пришлось скосить глаза к носу. Видно было плохо, но Леночка смогла разглядеть некий обод, который мог быть медицинской маской для дыхания.

— Неужели что-то пошло не так?! — промелькнула в голове девушки ужасающая мысль. — Что случилось?! Это реанимация!? Читать далее

Пластика формы и содержания

Water inflationКоля лежал на мягкой простыне, стараясь не дотрагиваться до своего члена, возбужденного и обтянутого тугими плавками телесного цвета. И было от чего возбудиться — из ванны, где все они вместе только что приняли душ перед сексом, доносились захватывающие звуки: судя по всему, Юля помогала Марине принимать клизму. При этом девушки, похоже, сосредоточились не только на процессе, но и на взаимных ласках, поскольку сквозь характерный шум воды слышались томные вздохи и приглушенные стоны. Коле хотелось заглянуть в замочную скважину и увидеть, как раздувается животик Марины, но, к сожалению, с противоположной стороны двери, на крючке висело полотенце. Оно то и заслоняло единственное смотровое отверстие.

— Ох… милая, не так быстро…

— Тебе надо быть очень чистой изнутри, Мариночка. Коля протрахает твою дырочку очень глубоко, гораздо глубже, чем это делала я.

— Ох… ой… Читать далее