Вполне обыкновенная история юноши Вани и девушки Ани. 10. Механика самодостаточности

Белые гольфы

Неожиданно лето закончилось. Точнее, осталась последняя неделя, которую Ваня и его мать должны были провести в гостях у тёти Аллы. Возвращаться домой на холодную, слякотную Родину юноше не хотелось ещё и потому, что он привык к своей двойной жизни. Более того, его другая натура требовала не только пространства и внимания к себе, она страстно желала остаться единственной публичной личностью в этом теле. Дома же, Ване пришлось бы сильно ограничить Аню в правах, загнать её в потаённые уголки души, похоронить под слоем бытовых проблем, предрассудков и серой обыденности, невзрачного существования ординарного задрота.

Когда Ваня оставался в своей комнате один, он часто доставал любимую одежду. Белые гольфы, плиссированный полупрозрачный сарафан, подчеркивающий талию, открывающий плечи, но совсем не маскирующий кружево нежного белья под ним. Сандалии на платформе, заколка с цветком в волосах. Всё это создавало впечатление чистоты и невинности, однако под этим костюмом таилась и порочная, безудержная развратность и животная, извращённая страсть.

Клетка для члена, подаренная тётей Аллой где-то в середине их неформальных отношений, была вскоре заменена на более элегантное решение. Теперь это был пояс верности для «истинной леди», как выражалась сама тётя Алла. Представлял он собой имитацию трусиков из легкого, но очень прочного современного материала, похожего одновременно на металл и на пластик. Спереди небольшой выпуклый треугольник скрывал под собой углубление для яичек и неэрогированного членика, а также канал стока мочи. К нижней, задней части, там, где у нормальных трусиков лямка проходит между ног, а затем поднимается вверх и разделяет булочки попки, у пояса верности крепился изогнутый упругий член, с характерным, как у кроны ели, рельефом. Благодаря этому, когда пояс верности надевался, искусственный член проникал внутрь попки и надежно фиксировался там, чтобы не пропустить наружу ни единой капли влаги. Это было важно, поскольку приспособление обладало секретом: канал стока мочи, вел отнюдь не наружу «трусиков», а наоборот, внутрь пустого члена, которому полагалось постоянно находиться в попке, и по мере необходимости, спускать излишки мочи в прямую кишку носителя пояса верности.

Читать далее

Вполне обыкновенная история юноши Вани и девушки Ани. 9. Метод «от противного»

Правила сисси гурл— Это хорошо, что Ваня занялся спортом, — сказала мама. — Ему будет только полезно!

— О, да! — ответила тётя Алла. — Настоящие мужчины должны быть спортивными, подтянутыми и мускулистыми.

— Был бы он менее скованным, — пожаловалась мама, — застенчивый он у меня очень.

— Ничего, — засмеялась тётя, — у него ещё есть время раскрепоститься и проявить свои скрытые таланты!

Ваня, присутствовавший при этом разговоре, густо покраснел от ушей, до кончиков волос на голове. Он-то знал, о каких скрытых талантах говорила тётя Алла. А что касается раскрепощенности, то перевоплощение в Аню влекло за собой и отказ от застенчивости, стыдливости и общепринятых моральных рамок. Читать далее

Captions FPI #1

Маринка вконец обленилась и не желает сама создавать посты. Что ж всю самую трудную работу придется делать мне 🐱

Зато она подсела на такой чудесный жанр творчества, как подписи на картинках — captions. Конечно, в своих работах она воплощает свои самые тайные… Хотя нет, стойте, явные фетиши.

Итак, встречайте первую, но надеюсь не последнюю серию работ в её альбоме:

Feminisation

Penoctomy

Inflation

Между нами — девочками

— … надоели эти похотливые мужланы в офисе, — думала Саша скидывая босоножки на высоком каблуке. — Уфф, как же хорошо ощутить себя свободной от этой каторжной обуви.

Саша потерла уставшие пяточки и расстегнула молнию на узкой офисной юбочке.

— Если молоденькая практикантка, то каждый считает своим долгом шлепнуть по попке. Или даже ущипнуть! — змейкой выбираясь из юбочки, продолжала Саша свой внутренний диалог.

— Это начальство. А низший персонал просто пожирает глазами. Страшно остаться одной… — проворные пальчики расстегивали крошечные пуговки светлой, полупрозрачной блузки.  — Скорее бы в душ! Очиститься от всей этой животной грязи.

Саша прошлепала в ванную, где бросила скомканную рубашечку в корзину для грязного белья. Затем, упирая ножки в край ванны, она принялась скатывать по нежной коже тонкие, телесного цвета чулки.

— И где это сестра пропадает? — думала она во время этой операции. — Очередного кобеля, похоже, нашла.

Наступила очередь лифчика, твердой и неудобной тюрьмы для нежной плоти груди. — И все на потеху похотливым самцам, — Саша отцепила неудобные застежки на спине и сняла, наконец, обузу. С облегчением скользнув пальчиками по грудям, она слегка, но не без удовольствия, взвесила их на ладонях. Читать далее